ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ЛОНГИНА, МИТРОПОЛИТА САРАТОВСКОГО И ВОЛЬСКОГО

Благочинный Троицкого округа и клирики Троицкого благочиния приняли участие в богослужении с чином прощения в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Саратова

10 марта, в Неделю сыропустную, Воспоминание Адамова изгнания, Прощеное воскресенье, Митрополит Саратовский и Вольский Лонгин совершил вечерню с чином прощения в храме в честь Покрова Пресвятой Богородицы г. Саратова.

Его Высокопреосвященству сослужили ключарь храма архимандрит Евфимий (Митрюков), протоиерей Сергий Догадин, протоиерей Александр Домрачев, протоиерей Роман Карпов, иерей Александр Чеботарев, иерей Николай Генсицкий, иерей Николай Русских, иерей Илия Козлов, протодиакон Олег Дроздов, диакон Александр Аренков, диакон Тимофей Улямаев и диакон Владимир Ващенко.

Помолиться вместе с Архипастырем и испросить его благословения на постный подвиг собрались священнослужители, сотрудники епархиального управления, воспитанники Саратовской православной духовной семинарии, воспитанницы Саратовского Межъепархиального женского духовного училища во имя преподобномученицы великой княгини Елисаветы и прихожане храмов г. Саратова.

По окончании отпуста вечерни Владыка коленопреклоненно прочитал молитвы на начало Святой Четыредесятницы и обратился к верующим с Архипастырским словом.

Полагая начало постному подвигу, Владыка первым попросил прощения у священнослужителей  и прихожан. Затем прихожане испросили прощения у священнослужителей и друг у друга со словами: «Простите меня», «Бог простит, и я прощаю».

Во время Чина прощения Архиерейский хор исполнил песнопения молитвенно-покаянного содержания, в числе которых «Покаяния отверзи ми двери…», «На реках Вавилонских», «Седе Адам прямо рая», а также стихиры Пасхи, заканчивая словами: «И тако возопиим».

Чин прощения появился в монастырской жизни египетских монахов. Перед наступлением Великого поста, чтобы усилить подвиг молитвы и подготовиться к светлому празднику Пасхи, монахи расходились по одному по пустыне на сорок дней. Некоторые из них уже не возвращались обратно: кто-то был растерзан дикими зверями, кого-то сразила болезнь. Потому, расходясь,  монахи просили друг у друга прощения за все вольные или невольные обиды. И конечно, сами от души прощали всех. Каждый понимал, что их встреча может оказаться последней. Для того и существовал Чин прощения — чтобы быть примиренным со всеми и, благодаря этому, с Самим Богом. С течением времени эта традиция перешла в богослужение всей Церкви.

Фотографии Андрея Гутынина