ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННЕЙШЕГО ЛОНГИНА, МИТРОПОЛИТА САРАТОВСКОГО И ВОЛЬСКОГО

День Святой Троицы (история, статус, богослужение)

В неделю 8-ю по Пасхе Церковь празднует последний подвижный двунадесятый праздник – Пятидесятницу, или День Святой Троицы (другое название праздника). Это – один из древнейших праздников: он упоминается уже в источниках конца II в. и по степени древности уступает только Пасхе. В современном Уставе этот праздник имеет высочайший статус: он входит в число трех наиболее значимых двунадесятых праздников (вместе с Рождеством Христовым и Богоявлением), которые по торжественности богослужения уступают только Пасхе, зато в ряде аспектов превосходят другие двунадесятые праздники.

Название «Пятидесятница» возникло в межзаветный период (примерно в III – II вв. до Р. Х.) и упоминается в Священном Писании (Тов. 2,1; 2 Макк. 12,22; Деян. 2,1; 20,16; 1 Кор. 16,8). Смысл именования прост: ветхозаветный прототип нашего праздника приходился на 50-й день после иудейской Пасхи и точно такое же место церковный праздник Пятидесятницы занял в календаре относительно Пасхи христианской. Другое название – День Святой Троицы – связано с богословским смыслом события: в этот день мы празднуем явление Святого Духа, которое стало решающим событием в откровении Святой Троицы. Откровение Бога Отца и Бога Сына в достаточной полноте проявилось в предшествующих событиях евангельской истории и в учении Господа Иисуса, тогда как Откровение Святого Духа было недостаточным. Только факт Его сошествия на апостолов нам уже явственно говорит о Боге, в Троице прославляемом.

Теперь кратко вспомним событие праздника. Апостолы после вознесения Христа все вместе находились в Иерусалиме, ожидая принятия иного Утешителя, как и повелел им Господь. В день иудейского праздника Седмиц (или Пятидесятницы) все 12 апостолов в своем обновленном составе (вместе с Матфием, который был избран на место Иуды) собрались в горнице, где они пребывали в течение всего периода от Пасхи до Пятидесятницы. Эта горница была просторным помещением в верхней части дома; такие горницы были во многих иудейских домах, и раввины часто использовали их для молитв и собраний. Есть устойчивое предание, что это была Сионская горница, где происходила Тайная Вечеря.

И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать (Деян. 2, 2–4). В приведенном описании обращают внимание на признаки Богоявления, которые являются характерными для Священной истории и которые проявились в данном событии: громкий звук (шум), сильный ветер, огонь. Это значит, что сошествие Святого Духа было Богоявлением по существу и тем самым косвенно выражается мысль о Божественном достоинстве Святого Духа.

Таким образом, апостолы приняли дар Святого Духа и смогли говорить на языках разных народов, то есть они получили не только благодатный дар, но и реальную возможность проповедовать Евангелие как иудеям, так и иноплеменникам. Этот день считается днем рождения Церкви не только потому, что именно он стал исходным моментом апостольской проповеди, но в первую очередь благодаря дарованию Святого Духа, ибо Дух Святой действует в Таинствах Церкви и усваивает верующим плоды искупления, совершенного Христом (без Духа Святого, живущего и действующего в Церкви, сама Церковь немыслима).

После описания собственно сошествия Святого Духа на апостолов святой Лука повествует о реакции находившихся в Иерусалиме иудеев, видевших говорящих на разных языках апостолов, также приводит речь апостола Петра. Нужно учесть, что в соответствии с Втор. 16, 16, праздник Седмиц был одним из трех дней, в которые все правоверные иудеи должны были приходить в центральное святилище (то есть в Иерусалим). И хотя по «популярности» Пятидесятница уступала двум другим праздникам (Пасхе и празднику Кущей), всё же и в этот день в Иерусалиме собиралось много паломников с разных концов земли, где проживали иудеи. Факт говорения апостолов на языках народов свидетельствовал о принятии ими дара Божия, а пришедшие в Иерусалим иудеи промыслительно подтвердили это. Получается, уже в момент рождения Церкви проповедь о Христе является многоязычной и обращенной ко всем народам; это не замкнутое национально-религиозное сообщество (какой была ветхозаветная еврейская община), но Христианской Церкви уже с самого ее становления присущи культурное многообразие и богатый этнический состав.

В противовес восторженной реакции иудеев диаспоры некоторые скептически настроенные жители Иерусалима обвинили апостолов в том, что они напились сладкого вина (Деян. 2, 13). В ответ на это апостол Петр произнес свою первую речь, в которой и ответил на данный упрек, и объяснил смысл всего, что произошло с апостолами, а также вспомнил события (распятие и воскресение Христа), предшествовавшие этому. Обратим внимание, что апостол Петр в своей речи процитировал пророчество Иоиля (2, 28–29), засвидетельствовав о его исполнении в этот день; текст этого пророчества в качестве паремии читается на богослужении праздника.

Возникает важный вопрос: почему сошествие Святого Духа Промыслом Божиим приурочено к дню Пятидесятницы? В Ветхом Завете говорится о земледельческой природе праздника Седмиц (ветхозаветной Пятидесятницы): в этот день совершали праздник жатвы первых плодов (Исх. 23, 16) и приносили в жертву два пшеничных хлеба, испеченных из муки нового урожая (см.: Лев. 23, 16–17). И как праздник Седмиц был началом жатвы вещественной, так новозаветная Пятидесятница является началом жатвы духовной. Господь в Евангелии называет апостолов «делателями жатвы» (см.: Лк. 10, 2), и основание Церкви означает начало проповеди христианства, которая является жатвой в духовном смысле. Именно в этом смысле и объясняет актуальность сошествия Святого Духа в праздник Седмиц св. Иоанн Златоуст: «Что это за пятидесятница? Это – время, когда нужно было серпом срезывать жатву, когда надобно было собирать плоды. Видел образ? Смотри, в свою очередь, и на саму истину. Когда надобно было пустить в дело серп слова, когда нужно было собирать жатву, – тогда, как изощренный серп, прилетает Дух. Послушай, в самом деле, что говорит Христос: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве (Ин. 4, 35); и еще: жатвы много, а делателей мало (Лк. 10, 2)».

Теперь о наиболее ярких особенностях праздничного богослужения. Всенощное бдение совершается в целом по стандартной схеме; отметим «возвращение» двух хорошо известных молитв, которые с Пасхи не употреблялись ни в богослужении, ни в частной молитве. Это «Видехом свет истинный…» и «Царю Небесный…» В канун Троицы «Видехом свет истинный…» поется на «Господи, воззвах…» четвертой стихирой, а «Царю Небесный…» – при пении стихир на стиховне. «Царю Небесный…» обычно поется всем храмом. Вообще стихира «Царю Небесный…» в день Пятидесятницы является как бы именинницей, потому на всенощном бдении праздника она поется несколько раз (еще перед каноном и перед славословием).

На Литургии вместо Трисвятого поется «Елицы во Христа креститеся…»  Это  напоминает  нам  о том,  что  в ранней Христианской  Церкви  на Пятидесятницу  совершалось  крещение  оглашенных.  Это  представлялось уместным – день основания Церкви и прирастание ее новыми членами.

Но самый яркой службой с точки зрения богослужебной уникальности является великая вечерня, которая совершается в день праздника после Литургии. Здесь есть несколько особенностей, которые встречаются раз в году. Так, в мирную ектению добавляются особые прошения о благодати Святого Духа. А кульминация – это,  конечно  же,  чтение  коленопреклоненных  молитв. Их всего семь, они делятся на три части: по две в первой и второй, три  в третьей.  Части  разделяются  между  собой  короткими  молитвословиями:  первая – после великого прокимна («Кто Бог велий…»), вторая – после сугубой ектении «Рцем вси…»); после второй части поется «Сподоби, Господи…» и затем уже третья часть. В самом конце вечерни – третья из ее особенностей – длинный особый отпуст: «Иже от Отчих и Божественных недр истощивый Себе и с небесе на землю  сошедый…»  В его  вводной,  весьма  пространной фразе воспеваются все спасительные действия Бога, начиная  с Воплощения и  заканчивая  Крестной  смертью и посланием Духа. Этот отпуст подводит итог всему искупительному действию Господа.

И в заключение несколько слов об обычае украшать храмы в день Святой Троицы зеленью. Этот обычай, по словам известного литургиста начала XX в. М. Скабаллановича, «придает особенное величие празднику и заметно выдвигает его из ряда других праздников». О значении этой традиции тот же М. Скабалланович пишет: «По закону Моисееву в праздник Пятидесятницы полагалось приносить в храм первые плоды жатвы… И в праздник христианской Пятидесятницы ветви и цветы приносятся как начатки Богу от весны, обновляющейся силою Духа животворящего и указуют на духовное плодоносие Церкви Христовой». Есть и другое интересное объяснение: зелень в этот момент (конец мая – июнь) – свежая и красивая, вся тварь обновляется, это как бы период «ликования весны». Украшая этой зеленью храмы, мы не только создаем благолепную атмосферу, но и вспоминаем о том, что всю красоту мира Господь сотворил для человека, что подвигает нас к благодарению и усердной молитве.

Алексей Сергеевич Кашкин, кандидат богословия, преподаватель, заведующий кафедрой библеистики Саратовской православной духовной семинарии

 http://trsobor.ru/den-svyatoj-troitsy-istoriya-status-bogosluzhenie/